Лесной форум Гринпис

Здесь Вы можете обсудить "лесную" тему, задать вопрос специалистам по лесному хозяйству, лесной экологии, охране лесов.





Начать новую тему Ответить на тему   Список форумов » Новости » События, объявления, публикации
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 12 июн 2015, 14:54 
Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис

Сообщения: 35400

Вспышка численности короеда-типографа в 2010-2013 годах привела к массовой гибели ельников по всей Средней полосе Европейско-Уральской России. В одной только Московской области площадь лесов, погибших от короеда-типографа и сопутствующих факторов, составляет, по разным оценкам, от 80 до 120 тысяч гектаров. При этом площадь сплошных санитарных рубок в подмосковных короедниках с начала усыхания до конца 2015 года может составить, по предварительным данным, лишь около 40 тысяч гектаров. Существенно увеличить площади сплошных санрубок и последующего лесовосстановления уже невозможно как по финансовым, так и по бюрократическим причинам.

В 2015-2016 годах в Подмосковье ожидается пик естественного распада усохших ельников (через три-четыре года после их наиболее массовой гибели, пришедшейся на 2012 г.). После этого расчистка погибших участков станет еще более дорогой и сложной, да и лесовосстановление потребует гораздо больших усилий из-за сильного разрастания подлеска. Кроме того, в силу очевидных причин в ближайшие годы вряд ли получится сохранить нынешний беспрецедентно высокий уровень бюджетного финансирования подмосковного лесного хозяйства. Соответственно, площади санрубок в короедниках в ближайшие годы, скорее всего, будут сокращаться - а это значит, что десятки тысяч гектаров неизбежно останутся неразобранными, будут распадаться и возобновляться естественным образом.

Что будет с такими лесами, и как с ними правильно поступить - стараться всеми силами провести в них санрубки и лесовосстановление, или же спокойно оставить значительную часть на естественный распад, а силы и средства сосредоточить на решении других задач, стоящих перед лесным хозяйством региона? Ответить на этот вопрос поможет изучение старых короедников, где деревья усохли в результате вспышки численности типографа в самом конце девяностых, а сплошные санитарные рубки не были проведены в силу законодательных ограничений. Например, четыре таких участка есть в заповедном лесном участке на территории Звенигородского (бывш. Шараповского) участкового лесничества в Одинцовском районе Московской области - два в квартале 27 и по одному в кварталах 26 и 34. Со времени усыхания этих участков прошло около пятнадцати лет, со времени массового естественного падения погибших деревьев - около десяти лет. Ни на одном из этих четырех участков никаких хозяйственных мероприятий не проводилось (за исключением частичной расчистки тропы, идущей по просеке у самой границы одного из них). Общая площадь таких участков в перечисленных кварталах составляет около шести гектаров, площадь самого крупного - около двух с половиной гектаров. Это немного по сравнению с общими масштабами усыхания ельников, но вполне достаточно, чтобы понять, как усохшие участки могут развиваться естественным образом, если не проводить в них никаких санрубок.

Ниже речь будет идти о двух таких участках, расположенных в квартале 27 Звенигородского участкового лесничества - они были обследованы сотрудниками Гринпис в начале июня 2015 года. К настоящему времени на этих участках сформировался сомкнутый древесный полог главным образом из рябины, высота которой достигает местами 8-10 метров. Рябина образовывала в этих лесах до усыхания ели густой подлесок, и после усыхания быстро тронулась в рост. Входившие в состав исходного древостоя деревья сосны и березы в основном нисколько не пострадали и за редкими исключениями не были вывалены ветром - впрочем, их немного, их примесь исходно была невелика. Вот так выглядят эти участки сейчас (автор фотографий - Мария Васильева):

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Древостой, усохший пятнадцать лет назад, вывалился полностью - в большинстве случаев стволы ломались вблизи корневой шейки, реже на высоте до нескольких метров, и в единичных случаях вываливались с корнями. Образовавшийся валеж разложился в разной степени в зависимости от времени падения деревьев, от того, лег ли он непосредственно на землю или на ранее упавшие валежины, оказался под сомкнутым пологом рябины или на относительно открытых участках. Валежины, лежащие на земле, особенно на затененных участках с наиболее сомкнутым пологом лиственных деревьев, разложились сильнее, местами уже до состояния древесной трухи; те, которые оказались приподнятыми над землей, особенно на сравнительно открытых участках, разложились слабо. Вот так выглядит валеж разной степени разной степени разложения, образовавшийся из деревьев ели, погибших от короеда-типографа пятнадцать лет назад:

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Кроме рябины, в состав развившегося после усыхания ельника лиственного полога входят другие лиственные деревья и крупные кустарники, но в гораздо меньшем количестве (ива козья, осина, береза, черемуха, лещина, местами дуб, липа, клен, вяз). Под пологом довольно обильно возобновляется ель. В ходе исследований, проведенных на этих участках Институтом лесоведения РАН пять лет назад, было обнаружено от ста до девятисот экземпляров подроста ели разной величины на гектар в зависимости от типа леса. Сейчас ели стало существенно больше - оценочно, в среднем около полутора-двух тысяч экземпляров на гектар; она возобновляется как на разлагающихся стволах, так и на поверхности почвы.

Особо отметим, что осины в составе лиственного полога, развившегося после усыхания ельника, очень мало, и в основном она приурочена к переходным зонам между зонами усыхания и сохранившимися в то время стенами леса. По всей видимости, связано это с тем, что даже способная к очень быстрому росту корневая поросль осины в большинстве случаев проигрывает деревьям рябины, развивающимся из существовавшего до усыхания ельника подлеска.

Крупный еловый подрост, сохранившийся со времен, когда старый еловый древостой еще был жив:

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение


Подрост ели, появившийся уже после усыхания и распада старого ельника:

Изображение

Изображение

Изображение

С точки зрения рекреации такой лес, естественным образом развивающийся на месте погибшего от короеда ельника, пока непривлекателен - в силу того, что он практически непроходим в понимании большинства людей. Проходу мешают главным образом сучья, торчащие во все стороны из упавших мертвых елей, и в меньшей степени валежины, зависшие на других валежинах на такой высоте, что их невозможно просто перешагнуть. Проходимость этого леса в основном восстановится лет через пять-десять, когда еловые сучья сгниют и отвалятся от лежащих стволов, а валежины частично превратятся в труху и осядут. По внешнему виду молодой лиственный лес с преобладанием рябины вполне привлекателен. Он, конечно, недолговечен, но если бы это был не заповедный лесной участок, а лес преимущественно рекреационного назначения - из него постепенно рубками ухода, с использованием имеющегося возобновления ценных и долговечных древесных пород, можно было бы сформировать долговечное, устойчивое и привлекательное для отдыха людей насаждение.

С учетом прошедшего времени, восстановление нормальной проходимости и рекреационной привлекательности в таком лесу может произойти, при сохранении существующего характера его развития, примерно через 20-25 лет после гибели ельника от короеда-типографа. Это явно медленнее, чем после сплошной санрубки с качественным лесовосстановлением и своевременным последующим уходом. Но если сравнивать не с теоретически возможным качественным лесовосстановлением и своевременным уходом, а с обычным лесовосстановлением и обычным несвоевременным уходом - то разница во времени, нужном для восстановления рекреационной привлекательности леса, может оказаться уже не принципиальной.

С точки зрения пожарной безопасности лес, формирующийся естественным образом после распада короедника конкретно в этих условиях (на богатых сугликах, обуславливающих быстрое разрастание рябинового подлеска и формирование молодого лиственного полога), не представляет большой проблемы. Запасы мертвой древесины в этом лесу весьма велики (около двухсот кубометров на гектар), но эта древесина под сомкнутым рябиновым пологом даже летом сохраняется в довольно влажном состоянии. Конечно, при чрезвычайной засухе такой лес может гореть, но вряд ли он даже при засухе будет более опасен в пожарном отношении, чем, например, высокополнотные хвойные молодняки или лесные культуры. С течением времени, по мере разложения мертвой древесины и превращения ее в древесную труху, пожарная опасность такого леса будет быстро падать. Конечно, в других условиях (например, на более легких и хорошо дренированных почвах, а также в непосредственной близости от дорог и поселений) ситуация может быть другой, и оставление таких количеств мертвой древесины может быть неприемлемым. Но все-таки в большинстве случаев ельники в Подмосковье растут именно на богатых тяжелых почвах, где естественное восстановление леса после усыхания елового древостоя идет примерно по тому же пути, что на этих участках под Звенигородом.

Вопрос о выращивании хозяйственно ценной древесины конкретно для этого случая не актуален - это заповедный лесной участок, где рубка лесных насаждений в принципе запрещена статьей 107 Лесного кодекса РФ. Если бы речь шла о лесах иного целевого назначения, подразумевающего в том числе выращивание хозяйственно ценной древесины - такое возобновление леса подразумевало бы задержку восстановления хозяйственно ценных древостоев на срок от 15-20 лет (при активном уходе за образующимся возобновлением ели и ценных лиственных пород) до нескольких десятков лет (при отсутствии такого ухода). При развитом и экономически благополучном лесном хозяйстве в лесах эксплуатационного или смешанного назначения оставление короедников для возобновления через естественный распад и смену пород было бы недопустимым. Однако, в ситуации, когда проблем в лесном хозяйстве великое множество, а денег на их решение не хватает - такой вариант развития короедников, в которых не успели провести санрубки и восстановление в первые три-четыре года после усыхания (до их естественного распада), можно считать приемлемым. Лучше, если сил и средств не хватит на расчистку распавшихся короедников в сравнительно далеких от жилья и дорог лесах, чем если их не хватит, например, на уход за ранее созданными лесными культурами, молодняками, противопожарное обустройство лесов, их охрану от разнообразных лесонарушений, должную регистрацию государственной собственности на них и тому подобные совершенно неотложные нужды.

Поэтому Комитету лесного хозяйства Московской области сейчас стоило бы сосредоточить свои усилия по проведению сплошных санитарных рубок в короедниках на тех участках, где эти рубки совершенно необходимы по соображениям безопасности: в непосредственной близости от населенных пунктов и дорог, в самых густонаселенных центральных районах области, и там, где большое количество мертвой древесины может представлять особую опасность в пожарном отношении. В остальных лесах программу сплошных санрубок в ельниках, погибших от короеда-типографа в 2010-2013 годах, пора постепенно сворачивать - по мере естественного распада усохших древостоев и разрастания поросли лиственных деревьев она будет становиться все менее осмысленной и эффективной. В лесном хозяйстве Московской области есть много других задач, требующих незамедлительного решения, в том числе связанных с обеспечением санитарной и пожарной безопасности лесов.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 14 июн 2015, 18:58 
Грешнов Сергей Петрович
Аватара пользователя

Сообщения: 7546
Откуда: Подольск

Редактор новостей писал(а):
Поэтому Комитету лесного хозяйства Московской области сейчас стоило бы сосредоточить свои усилия по проведению сплошных санитарных рубок в короедниках на тех участках, где эти рубки совершенно необходимы по соображениям безопасности: в непосредственной близости от населенных пунктов и дорог, в самых густонаселенных центральных районах области, и там, где большое количество мертвой древесины может представлять особую опасность в пожарном отношении.
Вопрос только кто и как будет определять "близость" и "опасность"... И в связи с этим возникает вопрос - а "комитеты" обеспечены всем необходимым для выявления таких участков? В частности, свежей космосъемкой? Потому, что в марте этого года они выглядели далеко от "влажного состояния под пологом рябины":
Изображение
Если присмотритесь - отметок отвода нет. Как "комитеты" будут выявлять такие места?

_________________
ООО"ЛесИС", ГИС TopoL-L - непрерывное лесоустройство для лесного хозяйства
http://www.lesis.ru/prices/videotour.htm


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 14 июн 2015, 19:26 
Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис

Сообщения: 35400

Вообще Рослесхоз и подведомственные ему организации закупали в последние годы большое количество высокодетальной съемки, и еще довольно много получали бесплатно снимков с российских спутников (не знаю, какого они качества - снимки российских спутников менее всего доступны для российских граждан). Если бы государственные органы управления лесами были бы заинтересованы в наилучшем использовании этих данных - они безусловно были бы и у Комитета лесного хозяйства Московской области, и у Рослесозащиты.

Близость и опасность должны определять в первую очередь специалисты лесного хозяйства - иначе зачем они вообще в ВУЗах учились?

Подавляющее большинство людей ходит гулять в лес совсем недалеко - до километра от своих населенных пунктов, дач, остановок общественного транспорта. Именно в километровых полосах вдоль инфраструктуры и границ поселений и надо сосредоточить основные санрубки в первую очередь, а остальные выполнять по остаточному принципу, насколько сил хватит, и с учетом разнообразных ограничений. В целом Комитет лесного хозяйства такой подход поддерживает, но при этом мы видим довольно много примеров, когда рубки не проводятся даже в ближайших окрестностях поселений (например, из-за того, что работники леса не могут договориться с местными жителями, собственниками дорог и т.д.) - зато проводятся в удаленных лесах в окраинных районах области, иногда даже там, где их проведение законом однозначно запрещено (в ООПТ, на заповедных лесных участках).

Мало кто будет спорить с тем, что в короедниках нужно проводить сплошные санрубки. Но если сплошных санрубок можно провести, например, 40 тысяч гектаров - а убитых ельников порядка ста тысяч гектаров, то нужно выбирать, где проводить в первую очередь, где во вторую, если получится, а где и вовсе не проводить.

Кроме того, проводить санрубку в погибшем от короеда ельнике в первые годы после гибели (примерно в таком, как на Вашей фотографии) - в подавляющем большинстве случаев, если нет каких-то специальных ограничений, разумно и правильно. А вот проводить сплошную санитарную рубку в 15-летнем короеднике, где все само попадало и частично уже сгнило, и какой-то лес сам собой возобновился - на мой взгляд, в большинстве случаев неправильно и глупо (лес уже возобновился, лежащие деревья опасности уже не представляют, затраты на расчистку будут умопомрачительными, а польза весьма спорна). Соответственно, где-то должна быть проведена граница - до какого возраста в обычных условиях короедник должен поступать в сплошную санрубку с последующим искусственным восстановлением леса, а после него - уже оставляться на естественное развитие, с уходом за естественным возобновлением. На мой взгляд, такая граница - это примерно пять лет после усыхания древостоя, когда основная часть деревьев естественным образом выпадет, превратится в валеж, а подлесок и подрост окрепнут и в основном сомкнутся.

То есть в случае с лесом, изображенным на фотографии - сплошная санрубка имеет смысл примерно в течение двух, максимум трех лет от того времени, когда снят снимок. Если это рядом с жильем или инфраструктурой - то надо очень постараться именно в этот период санрубку и возобновление провести.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 15 июн 2015, 00:27 

Сообщения: 1772
Откуда: Подмосковье

Кстати, в некоторых местах, даже вблизи населенных пунктов (если нет высокой пожарной опасности и есть достаточно подроста) возможен такой безопасный и "бюджетный" вариант - просто пройтись с бензопилами, повалить все стволы на землю, попилить толстые сучья, расчистить дороги и просеки и оставить все это на естественное заращивание. Ну а уже потом, ежели найдутся деньги, рубками ухода пытаться сформировать нормальный смешанный лес.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 15 июн 2015, 10:03 
Грешнов Сергей Петрович
Аватара пользователя

Сообщения: 7546
Откуда: Подольск

"Самый бюджетный вариант" все же - профилактика... Нужно упрощать процедуры принятия решения по назначению и проведению санитарных мероприятий на стадиях, когда еще что то можно сделать... давать актуальные материалы космосъемок не "мониторингистам", а лесничим и арендаторам лесного фонда как специалистам наиболее приближенным к территориям.... мотивировать малый бизнес к разработке короедников...

_________________
ООО"ЛесИС", ГИС TopoL-L - непрерывное лесоустройство для лесного хозяйства
http://www.lesis.ru/prices/videotour.htm


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Текущее время: 08 июл 2020, 07:31


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 24


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB
Rambler's Top100