Лесной форум Гринпис России

Здесь Вы можете обсудить "лесную" тему, задать вопрос специалистам по лесному хозяйству, лесной экологии, охране лесов.



Автор
Алексей Ярошенко
сотрудник Гринпис России

Статьи: 17
Зарегистрирован: 29 сен 2004, 17:09

Рубрики

Перейти на форум


Поиск статей
 
Расширенный поиск

Настройки закладок
Социальные сети:
Blogger Delicious Digg Facebook Friend Feed Google Связано с Live Mixx MySpace Netvibes Reddit Stumble Upon Technorati Twitter Wordpress

Связанные статьи

Опытная посадка культур в Огудневском лесничестве



 
Размещено: 30 янв 2013, 15:29
Четвертого декабря 2007 года новому Лесному кодексу Российской Федерации исполняется ровно год. Большинство статей и положений нового кодекса прошло в той или иной степени проверку на практике, опасения, высказывавшиеся специалистами еще на этапе разработки кодекса, превратились во вполне реальные проблемы. В общем - пришло время подводить первые практические итоги, ставить диагноз и решать, что делать дальше.

С практической точки зрения под новым Лесным кодексом следует понимать совокупность трех федеральных законов: собственно Лесного кодекса Российской Федерации (Федерального закона № 200-ФЗ от 4 декабря 2006, вступил в силу с 1 января 2007 г.), а также двух законов, регулирующих нормы переходного периода - Федерального закона № 201-ФЗ от 4 декабря 2006 г. "О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации, и Федерального закона № 217-ФЗ от 24 июля 2007 г. "О внесении изменений в Федеральный закон "О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации". Несмотря на то, что формально это три отдельных закона, фактически многие нормы нового Лесного кодекса приобретают какую-нибудь ясность только в том случае, если рассматривать эти три закона в совокупности.

Об авторах Лесного кодекса

Даже через год после принятия нового Лесного кодекса состав его авторов остается неизвестным. Поэтому остается лишь отметить тех, на ком лежала формальная ответственность за разработку проекта нового кодекса, и лежит ответственность за их принятие и вступление в силу:

Гаврилов Всеволод Валерьянович, заместитель директора департамента имущественных и земельных отношений, экономики и природопользования Министерства экономического развития и торговли. Именно он отвечал за разработку того проекта нового Лесного кодекса, который был впоследствии внесен в Государственную Думу. От исходного проекта кодекса, разработанного в недрах Минэкономразвития под руководством В.В.Гаврилова, после доработки в Государственной Думе осталось немногое. Однако, именно благодаря этому министерству депутаты начали работу с новым кодексом практически "с нуля" - с обсуждения заведомо непригодного к практическому использованию документа, который в итоге так и не удалось довести до сколько-нибудь приличного уровня.

Комарова Наталья Владимировна, председатель Комитета Государственной Думы по природным ресурсам и природопользованию Государственной Думы, и одновременно с этим - председатель рабочей группы по проектам Лесного кодекса и закона о введении в действие Лесного кодекса (фракция "Единая Россия"). Под ее непосредственным руководством осуществлялась доработка проекта нового Лесного кодекса, принимались решения о принятии или отклонении конкретных вариантов поправок, технических исправлений. Она же внесла законопроект, ставший впоследствии Федеральным законом № 217-ФЗ. Фактически именно Н.В.Комарова может считаться основным автором нового Лесного кодекса и двух законов, касающихся введения в действие нового кодекса.

Высшее руководство страны, от которого зависело принятие решений, касающихся разработки, принятия и вступления в силу нового Лесного кодекса. Министр природных ресурсов Российской Федерации Трутнев Юрий Петрович возглавлял и возглавляет до сих пор министерство, отвечающее за законодательство в природно-ресурсной области. Возглавляемое им министерство не смогло своевременно указать руководству страны на ошибки и недоработки проекта нового кодекса, должным образом предупредить о возможных последствиях его принятия. Министр экономического развития и торговли Греф Герман Оскарович возглавлял министерство, непосредственно отвечавшее за разработку проекта нового Лесного кодекса. Ему не удалось сформировать достаточно квалифицированную рабочую группу, которая подготовила бы проект кодекса, отвечающий современным представлениям об эффективном управлении лесами. Председатель Правительства РФ Фрадков Михаил Ефимович внес от имени правительства проект нового Лесного кодекса в Государственную Думу, не проконтролировав качество разработанного законопроекта. Председатель Государственной Думы Грызлов Борис Вячеславович и Председатель Совета Федерации Миронов Сергей Михайлович не сумели организовать полноценную дискуссию по поводу проекта нового Лесного кодекса, в результате чего многие недостатки проекта остались незамеченными депутатами Государственной Думы и членами Совета Федерации. Президент Российской Федерации Путин Владимир Владимирович подписал новый Лесной кодекс и оба закона, касающиеся его введения в действие - то есть именно он дал всем трем законам "путевку в жизнь", не воспользовавшись закрепленным в Конституции Российской Федерации правом отклонить их.

О проблемах переходного периода

В соответствии с Федеральным законом "О введении в действие лесного кодекса Российской Федерации", предполагалось, что переходный период, в течение которого будут частично действовать нормы старого лесного законодательства и элементы старой системы лесоуправления, продлится всего год. Разработка новой нормативно-правовой базы лесного хозяйства должна была закончиться к июлю 2007 года, приведение системы управления лесами и договоров аренды в соответствие с новым кодексом - к первому января 2008 года.

Однако, разработать новые нормы и правила лесного хозяйства, необходимые для реализации требований кодекса, к началу июля не удалось. Разработка основной массы новых нормативов завершилась лишь к осени 2007 года, а некоторые важнейшие нормативы не вступили в силу и спустя год после принятия нового кодекса. Например, порядок приведения договоров аренды в соответствие с новым кодексом вступает в силу только с 1 декабря; Правила заготовки древесины по состоянию на последнюю неделю ноября хотя и утверждены, но официально не опубликованы. Инструкции по проведению лесоустройства и государственной инвентаризации лесов спустя год после принятия нового кодекса все еще находятся на стадии сырых проектов - а без лесоустройства и лесоинвентаризации государство будет вынуждено управлять своими лесами практически вслепую. Остается неразработанным и важнейший с точки зрения сохранения среды обитания человека нормативно-правовой акт, регулирующий порядок выделения, сохранения и использования защитных лесов и особо защитных участков леса.

Период приведения системы управления лесами и лесной аренды в соответствие с новым Лесным кодексом также был продлен. Старый Лесной кодекс, в соответствии с Федеральным законом № 217-ФЗ, будет частично действовать до 1 января 2009 года. Действие старой лесоустроительной и плановой документации, сроки приведения договоров аренды в соответствие с требованиями нового кодекса, возможность выписки лесорубочных билетов также продлеваются до 1 января 2009 года. Введение норм, связанных с земельным кадастром, откладывается частично до 2010 года, частично - до 2011. В общей сложности продолжительность переходного периода, связанного с введением нового Лесного кодекса, увеличилась с исходно планировавшегося одного года до четырех лет.

Проблемы, связанные с введением в действие Лесного кодекса, усугубились принятием ряда других федеральных законов. Например, три региона из числа тех, которые должны были принять леса под свое управление, законодатели забыли включить в перечень получателей лесных субвенций из федерального бюджета. Исправления в закон о федеральном бюджете на 2007 год были внесены только в конце мая. В результате этой ошибки законодателей леса Ленинградской области, Ненецкого и Корякского автономных округов на протяжении первых пяти месяцев 2007 года оставались совершенно беспризорными (федеральные органы лесного хозяйства уже не имели законных оснований для управления этими лесами, а региональные не могли принять их под свое управление без финансового обеспечения).

Неподготовленность введения нового Лесного кодекса привела к тому, что леса всей страны на протяжении большей части 2007 года не были обеспечены реальной охраной. Старые органы, отвечавшие за охрану лесов, утратили свои полномочия, а новые, которые должны были быть созданы региональными органами власти, не могли быть созданы из-за отсутствия необходимой правовой базы. Положение об осуществлении государственного лесного контроля и надзора было утверждено правительством только в конце июня (при этом вопрос о том, кто и на каком основании должен непосредственно охранять леса от лесонарушений, до сих пор остается открытым). Дееспособные органы государственной лесной охраны в большинстве регионов России до сих пор не созданы, а леса воспринимаются гражданами, в том числе потенциальными нарушителями, как бесхозные и никем не охраняемые. В результате этого, по данным Рослесхоза, на количество случаев незаконных рубок увеличилось за год на 38%, а объем незаконно вырубленной древесины - почти в 2 раза.

Одним из наиболее ярких проявлений проблем переходного периода стал распад системы авиационной охраны лесов от пожаров (Авиалесоохраны). С разрушением единой Авиалесоохраны российское лесное хозяйство лишилось возможности оперативно перебрасывать квалифицированные силы и средства между регионами, в зависимости от уровня пожарной опасности. Фрагменты старой системы, поделенные между субъектами Российской Федерации, оказались часто недееспособными или частично дееспособными - из-за отсутствия координации работ, проблем с лицензированием, задержек в финансировании и материально-техническом обеспечении, потери кадров. Только благодаря счастливому стечению обстоятельств (относительно влажному лету) это не привело к катастрофе в масштабах страны, серьезно пострадали лишь некоторые регионы. Тем не менее, по данным Рослесхоза, количество пожаров, ликвидированных в день обнаружения, сократилось на 18%.

Говоря о проблемах переходного периода, нельзя не упомянуть и об отсутствии ясности с разрешительными документами на заготовку древесины. В соответствии с законом о введении в действие Лесного кодекса, с момента его вступления в силу были отменены те части старого кодекса, которые служили основой для выписки лесорубочных билетов на проведение рубок главного пользования в арендных участках. Законопослушные арендаторы, оттягивавшие выписку лесорубочных билетов на самый конец года (с тем, чтобы обеспечить себя основаниями для работы на весь переходный период), лишились законной возможности эти билеты получить. Возникла ситуация, при которой выписать лесобилеты на законных основаниях было нельзя, а не выписать - для лесной отрасли смерти подобно (поскольку без законной возможности рубок многие лесные предприятия, деревни и поселки оказались бы на грани гибели). В итоге всеми правдами и неправдами, часто с изрядной коррупционной нагрузкой, большинство лесопользователей было "обилечено". Но проблема повторяется и в 2007 году: федеральный закон № 217 временно разрешил выписку лесорубочных билетов арендаторам - но только с 1 января 2008 года. В итоге законные лесопользователи оказались перед выбором: или опять разными неправедными способами получать лесорубочные билеты в обход закона до конца нынешнего года - или остаться без возможности законной работы в самом начале следующего.

О вопросах, оставшихся без ответа

Новый Лесной кодекс оставил без ответа множество важнейших вопросов, касающихся управления лесами. Перечислить все эти вопросы в коротком обзоре не представляется возможным - остается лишь привести несколько наиболее ярких примеров.

Неудачная попытка авторов нового Лесного кодекса привести его в соответствие с нормами земельного законодательства привела к тому, что леса, расположенные не на землях государственного лесного фонда, оказались в неопределенном положении. В первую очередь это касается так называемых "сельских лесов" - лесов, ранее учитывавшихся как часть государственного лесного фонда, но при этом располагавшихся на землях сельскохозяйственного назначения. Новый Лесной кодекс вообще не предусматривает никакой законной возможности управления этими лесами или ведения в них лесохозяйственной деятельности, не допускает расходования средств субвенций из федерального бюджета на эти леса. Фактически это означает, что около пяти процентов лесов России оказались бесхозными - причем в основном это леса, расположенные в непосредственной близости от деревень и поселков, дорог и другой инфраструктуры, т.е. леса, обладающие наибольшим хозяйственным значением для местного населения. Органы управления этими лесами, ранее входившие в структуру Минсельхоза, а с начала 2005 года переданные субъектам Российской Федерации, после принятия нового Лесного кодекса во многих регионах были полностью ликвидированы. В большинстве остальных регионов они продолжают свое существование "на птичьих правах" и без какой-либо определенной надежды на будущее.

Новый Лесной кодекс значительно расширил количество видов лесопользования, для осуществления которых леса могут передаваться в аренду. Однако, он не предусматривает вообще никаких механизмов согласования интересов разных арендаторов, получивших один и тот же участок леса (или соседние, но пересекающиеся участки) в аренду для разных видов пользования. Например, не ясно, как должны согласовываться интересы разных арендаторов, получивших одни и те же участки леса для заготовки древесины, для ведения охотничьего хозяйства, для эксплуатации линий электропередачи и других линейных объектов, для рекреационной деятельности. Согласно кодексу, обязанности по ведению лесного хозяйства, предотвращению лесных пожаров, и многие другие возлагаются на арендаторов; но в какой пропорции они должны делиться между арендаторами, осуществляющими на одном и том же участке разные виды пользования - из кодекса совершенно не ясно.

В соответствии с законом о введении в действие Лесного кодекса, "леса первой группы и категории защитности лесов первой группы признаются защитными лесами и категориями защитных лесов, предусмотренными статьей 102 Лесного кодекса Российской Федерации". Из этой формулировки не ясно, что происходит с лесами тех категорий защитности, которые не имеют аналогов в сто второй статье Лесного кодекса - в том числе с лесами, защищающими нерестилища ценных промысловых рыб, притундровыми лесами, а также лесами старых водоохранных зон (за пределами тех, которые выделяются в соответствии с новым Водным кодексом). В результате этого около 62% всех земель и около 54% лесных земель бывших лесов первой группы после принятия нового Лесного кодекса стали "лесами с неясным статусом".

Об основных "долгосрочных" проблемах

Новый Лесной кодекс ведет к возникновению целого комплекса экологических, социальных и экономических проблем в российском лесном хозяйстве, имеющих системный характер и не решаемых без коренной переделки кодекса.

Принятие нового Лесного кодекса ведет к значительному сокращению системы защитных лесов по площади, и к снижению их защитного статуса (в частности, вводятся механизмы, позволяющие практически неограниченную застройку этих лесов и ограничение доступа граждан в такие леса через аренду в рекреационных целях, для ведения охотничьего хозяйства, для религиозной деятельности и др.). Защитные леса имеют важнейшее значение для обеспечения благоприятной для населения России окружающей среды - именно с этой целью они были введены Лесоохранительным законом 1888 года. Сокращение этих лесов ведет к прямому ухудшению условий жизни населения. Лесонарушения и неприятные последствия промышленных рубок становятся "ближе к людям" - разорение лесов, ранее скрытое от глаз большей части населения прослойкой защитных лесов, перемещается в эти самые защитные леса, частично лишившиеся своего статуса и оставшиеся без должной охраны. Тем самым нарушается закрепленное в Конституции Российской Федерации право граждан на благоприятную окружающую среду.

Новый Лесной кодекс и основанные на нем нормативно-правовые акты лесного хозяйства не содержат никаких стимулов к развитию устойчивого и неистощительного лесного хозяйства, кроме административного принуждения. Административное же принуждение не может быть эффективным стимулом в условиях, когда цели государственного лесоуправления в явном виде не сформулированы (отсутствует государственная лесная политика), а законодательство представляется большинству лесопользователей странным, нелогичным и враждебным по отношению к ним. Тем самым новый Лесной кодекс фактически закрепляет сложившуюся экстенсивную модель хозяйствования, основанную на представлениях о лесе как о "месторождении древесины", фактически как о невозобновимом природном ресурсе.

Новый Лесной кодекс вводит новую систему предоставления лесных ресурсов в пользование, основанную исключительно на результатах аукционов или решениях о приоритетных инвестиционных проектах и начисто отвергающую возможность учета социальной роли претендентов (в том числе обеспечения занятости и значения именно для местного населения). Тем самым создаются условия, при которых целые деревни и поселки могут быть в массовом порядке лишены прав доступа к критически важным для них лесным ресурсам. Это неизбежно приведет к лавинообразному росту нищеты и безработицы в этих населенных пунктах. Дополнительный вклад в рост безработицы неизбежно внесет сокращение занятости в государственных органах лесного хозяйства, а также с тем, что многие малые и средние предприятия лесной отрасли просто не справятся с процедурой приведения своих договоров аренды и плановых материалов в соответствие с новым кодексом.

Новое лесное законодательство, изобилующее малопонятными и двусмысленными формулировками и во многом внутренне противоречивое, ведет и будет вести в дальнейшем к ощутимому росту коррупции в лесной отрасли (поскольку уровень коррупции обычно напрямую связан со степенью неясности законов и правил и возможностями их произвольного толкования). Рост коррупции - как наблюдаемый, так и ожидаемый в будущем, а также неизбежные дальнейшие изменения законов и правил, служат серьезным препятствием для прихода в лесную отрасль России долгосрочных и цивилизованных инвесторов.

Некоторые долгосрочные проблемы связаны не с самим Лесным кодексом, а с законом о его введении в действие - причем эти проблемы выходят далеко за рамки переходного периода. В частности, этим законом отменена государственная экологическая экспертиза проектов лесоустройства. Тем самым ликвидирован единственный механизм, дающий возможность экспертной оценки экологической безопасности планируемой деятельности в области лесного хозяйства специалистами в области охраны природы, а также обеспечивающий возможность участия граждан в управлении лесами на стадии планирования деятельности (в форме общественных слушаний).

Законом о введении в действие Лесного кодекса внесены изменения в Федеральный закон "Об особо охраняемых природных территориях", позволяющие застройку земель национальных парков под видом строительства, реконструкции и эксплуатации физкультурно-оздоровительных, спортивных и спортивно-технических сооружений и объектов инженерной, транспортной и социальной инфраструктур. Эта статья, очевидно, включена с целью легализации строительства олимпийских объектов в Сочинском национальном парке, однако действует в отношении всех национальных парков России, ставя их под угрозу массовой застройки практически любыми объектами. Правительство уже воспользовалось этими изменениями: в Сочинском национальном парке распоряжением Правительства РФ от 27.01.2007 № 81-р разрешается строительство "объектов социальной инфраструктуры" на землях парка площадью около 900 га. Как предполагается, эти объекты будут включать элитные гостиницы и базы отдыха, не имеющие отношение к олимпийским играм.

О лесонарушителях поневоле

Многие виды деятельности, ранее осуществлявшиеся на вполне законных основаниях и служившие основой жизни и экономического благополучия значительной части населения (в основном сельского), с принятием нового Лесного кодекса стали незаконными, или же их законное осуществление стало требовать выполнения практически невыполнимых условий. Сотни тысяч граждан Российской Федерации с принятием нового Лесного кодекса, иногда даже не делая ничего принципиально нового, стали невольными нарушителями лесного законодательства.

Ниже приводится несколько примеров абсурдных требований нового лесного законодательства (самого кодекса, законов, регулирующих нормы переходного периода, или нормативно-правовых актов лесного хозяйства, основанных на новом кодексе), которые буквально вынуждают население, лесопользователей или региональные органы власти идти на нарушения законодательства.

В соответствии с Правилами заготовки и сбора недревесных лесных ресурсов и Правилами заготовки пищевых лесных ресурсов и сбора лекарственных растений, заготовка пищевых лесных ресурсов и недревесных лесных ресурсов представляют собой предпринимательскую деятельность, которая может осуществляться гражданами и юридическими лицами только на основании договоров аренды лесного участка (за исключением сбора этих видов ресурсов для собственных нужд граждан). Таким образом, сбор грибов или ягод жителями лесных деревень и поселков на продажу (важный, а во многих случаях - практически единственный источник доходов значительной части жителей этих населенных пунктов) становится незаконным, а собирающие грибы и ягоды на продажу граждане автоматически становятся нарушителями лесного законодательства. То же самое относится и к тем, кто занимается традиционными народными ремеслами с использованием недревесных продуктов леса. При этом заключение договора аренды для этих целей часто невозможно в силу разных причин (в том числе по причине многочисленности пользователей). Очевидно, что большинство граждан, чье благополучие зависит от возможности сбора грибов и ягод на продажу, не будет соблюдать данное требование лесного законодательства.

Как уже говорилось выше, в период с 8 декабря 2006 г. по 1 января 2008 г. лесопользователи-арендаторы лишены законной возможности получения лесорубочных билетов на рубки главного пользования. В реальности этот период, скорее всего, продлится в большинстве регионов до конца зимы 2007/08, т.к. как раз на это время приходится начало функционирования новых структур управления лесами ("новых лесничеств"), и государственным органам будет просто не до того, чтобы "обилечивать арендаторов". Необеспеченность арендаторов лесорубочными билетами способна привести к остановке лесных предприятий в большинстве крупных лесных регионов. Поэтому и арендаторы, и органы власти субъектов РФ ищут все возможные пути выхода из сложившейся ситуации - вплоть до принятия региональных нормативно-правовых актов, противоречащих закону о введении Лесного кодекса.

В соответствии с кодексом, Российская Федерация передает органам государственной власти субъектов РФ осуществление полномочий, связанных с воспроизводством лесов на землях лесного фонда, за исключением лесного семеноводства (которое, согласно кодексу, включает в себя мероприятия по заготовке, хранению, реализации и использованию семян лесных растений). В кодексе указано, что средства, предоставляемые на осуществление переданных органам государственной власти субъектов Российской Федерации полномочий, не могут быть использованы на другие цели. То есть средства лесных субвенций не могут быть использованы на лесное семеноводство (а другие средства взять обычно неоткуда). Совершенно очевидно, что ответственные лесничие и руководители органов управления лесами будут искать пути "обхождения" данного запрета (точнее - уже нашли).

В соответствии с Правилами лесовосстановления, утвержденными приказом МПР России от 16.07.2007 № 183, для искусственного лесовосстановления в северо-таежном и средне-таежном лесных районах Европейской России должен использоваться посадочный материал ели обыкновенной или ели сибирской, имеющий возраст не менее 3-4 лет (сосны обыкновенной - не менее 2-3 лет). Таким образом, Правилами лесовосстановления не предусматривается возможность использования посадочного материала, выращенного в теплицах, с закрытой корневой системой (поскольку посадочный материал ели в этом случае имеет возраст 1-2 года, сосны - 1 год). Посадочный материал тепличного происхождения с закрытой корневой системой уже широко применяется в практике лесовосстановительных работ в северо-западном регионе России, и его применение ежегодно растет. Соответственно, организации, использующие этот тип посадочного материала, будут вынуждены идти на постоянные нарушения Правил лесовосстановления - путем использования более молодого посадочного материала, чем это предписывается правилами.

В соответствии с Лесным кодексом Российской Федерации, лесная декларация должна подаваться лесопользователями ежегодно. Утвержденный Приказом МПР от 02.04.2007 №74 Порядок заполнения и подачи Лесной декларации устанавливает, что Лесная декларация должна содержать сведения о всех видах использования лесов и о всех хозяйственных мероприятиях, связанных в том числе с заготовкой древесины, с указанием параметров конкретных мероприятий. В соответствии с этим документом, внесение изменений в Лесную декларацию возможно только в случае внесения изменений в Проект освоения лесов. На практике это означает, что внесение изменений в Лесную декларацию в связи с быстро меняющимися условиями (например, неблагоприятными погодными условиями, стихийными бедствиями, изменением экономической ситуации и т.д.) невозможно или крайне затруднено. Однако, детальное планирование всех хозяйственных мероприятий на 13 месяцев вперед (с учетом срока подачи декларации), да еще и в зимний период, когда полевая проверка планируемых лесосек затруднена, вряд ли возможно. Соответственно - большинство лесопользователей будет вынуждено искать "неформальные" пути, допускающие отклонения от требований Лесной декларации.

Это лишь примеры того, как новое лесное законодательство вынуждает вполне законопослушных граждан, лесопользователей и чиновников искать пути обхождения требований законов и правил. Количество таких примеров исчисляется многими десятками, если не сотнями. В совокупности это приводит к тому, что как у населения, так и у людей, профессионально связанных с лесом, формируется отрицательное отношение к действующему лесному законодательству, определенный правовой нигилизм. Нарушение требований законодательства перестает восприниматься как что-то необычное и нехорошее - а это, в свою очередь, ведет к росту всех видов лесонарушений.

О сопутствующих обстоятельствах

Введение нового лесного законодательства в России совпало с рядом других негативных тенденций и явлений, касающихся развития лесоуправления и лесной отрасли.

В последние годы истощение лесных ресурсов, в первую очередь тех лесов, которые расположены в местах традиционного лесопользования (в окрестностях лесных деревень и поселков, вблизи крупных предприятий лесной отрасли, вокруг основных транспортных путей, в густонаселенных районах страны), достигло критического уровня. Официальная лесная статистика (например, Государственный учет лесного фонда) практически не отражает это явление - за счет того, что в одни и те же учетные категории попадают леса, принципиально отличающиеся по доступности, продуктивности, качественным показателям. В леса, годные для эксплуатации (в том числе включаемые в расчетную лесосеку - административно устанавливаемую ежегодную норму использования древесных ресурсов) включаются леса, качественные характеристики которых делают их рубку заведомо убыточной, и доля таких лесов в некоторых случаях может составлять 2/3 и более. В результате многие лесные предприятия, поселки и деревни, даже имеющие "на бумаге" обширные лесные ресурсы, в реальности остаются практически без годных для использования лесных ресурсов.

За несколько последних лет существенно выросли затраты предприятий лесной отрасли на энергоносители и связанные с ними расходы. Российская лесная отрасль очень энергоемка по сравнению с лесными отраслями большинства стран мира с развитым лесным хозяйством. Это связано как с непропорционально большими расстояниями транспортировки древесины и другой лесной продукции, так и с устаревшей техникой, плохими дорогами и многими другими обстоятельствами. Относительное влияние рост цен на энергоносители сказывается на положении дел в российской лесной отрасли сильнее, чем на положении дел в лесных отраслях большинства других крупных лесных стран. Соответственно, конкурентные возможности российской лесной отрасли сокращаются сильнее, чем возможности лесных отраслей других стран.

Одной из важнейших проблем лесной отрасли России является проблема кадрового обеспечения всех уровней - от квалифицированных рабочих до руководителей крупнейших предприятий и органов управления лесами. Эта проблема в последние годы достигла уровня кризиса, особенно в некоторых удаленных лесных районах страны, где часто оказывается просто невозможно найти квалифицированного руководителя или набрать на предприятие непьющих и добросовестных сотрудников. Именно кадровые проблемы становятся основным препятствием на пути реализации многих реформ в лесной отрасли, или усугубляют последствия неправильно проводимых реформ.

Лесная отрасль в силу некоторых своих естественных особенностей сильнее других страдает от неэффективности государственных органов, чем многие другие отрасли хозяйства. Если в крупных городах хозяйственник, столкнувшийся с коррупционными действиями конкретного чиновника, часто имеет возможность обратиться в другие государственные органы за помощью, то в небольших населенных пунктах, как правило, чиновник-самодур оказывается "безальтернативным" и найти на него какую-либо управу бывает невозможно. Закон в таких условиях обычно значит меньше, чем он значит в городе (в соответствии с поговоркой "закон - тайга, прокурор - медведь"). В итоге такие неблагоприятные тенденции в работе государственных органов, как рост коррупции, угодливого самодурства, самоуправства и превышения должностных полномочий, на работе предприятий лесной отрасли сказываются сильнее, чем на работе иных предприятий.

Наконец, нельзя игнорировать и внешние по отношению к России причины - неблагоприятные тенденции на мировых рынках лесной продукции. Европейский рынок продукции деревообработки фактически "обрушился" в середине осени 2007 года, и представляется наиболее вероятным, что неблагоприятные для российских лесоэкспортеров цены сохранятся на протяжении всего 2008 года, если не дольше. Нельзя исключить, что в ближайшее время аналогичная ситуация сложится и на рынке целлюлозно-бумажной продукции. Внутренний же рынок в России слишком мал для того, чтобы обеспечить безбедное существование даже крупнейших предприятий лесной отрасли (к тому же, даже на внутреннем рынке российским предприятиям приходится выдерживать серьезную конкуренцию с импортной продукцией, нередко более качественной или в большей степени отвечающей запросам потребителей).

Сочетание нового лесного законодательства и вышеупомянутых неблагоприятных тенденций ведет к значительно более серьезным последствиям, чем новое лесное законодательство само по себе. С учетом этих неблагоприятных тенденций и явлений принятие такого лесного законодательство может привести к серьезному кризису российской системы лесоуправления и всей лесной отрасли, по разрушительным последствиям сопоставимому с тем, который наблюдался в первой половине 90-х г.г. ХХ века.

 Профиль  
 
Добваить комментарий
Комментарии
Нет комментариев к этой статье.
Сортировать комментарии по
Добваить комментарий

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Bing [Bot], Google [Bot], Vilen, Yahoo [Bot]

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
© PhpBB phpBB3-Knowledgebase Mod version 1.0.3
Русская поддержка phpBB
Rambler's Top100